19.10.2018

Новости

18.09.2018 Регистрация избранных депутатов

18.09.2018 Использование защитных марок

18.09.2018 Планы «молодежки»

17.09.2018 Новый муниципалитет

17.09.2018 Выборы в сентябре

14.09.2018 Отчеты за выборы

14.09.2018 Избрание глав и депутатов

14.09.2018 Итоги заседания

13.09.2018 Дата первой сессии

13.09.2018 Итоговое заседание

Гордума, советы и КООРГ


Уникальное издание «Иркутская городская дума в 1917 году» вышло в свет этим летом. Авторский коллектив в составе Алексея Петрова, Марии Плотниковой, Вадима Шахерова и Анны Ильиной провел колоссальную архивную работу по сбору материала о становлении и развитии местного самоуправления в столице Восточной Сибири. Читателя знакомят с удивительными страницами истории Иркутска, выдающимися горожанами и суровыми событиями вековой давности. Предлагаем небольшой фрагмент из этого масштабного исследования, посвященный работе городской думы в 1917 году между двумя революциями.

«Революция по телеграфу»

В феврале 1917-го в Иркутске началась подготовка к выборам в городскую думу 1918–1921 годов. Управа приступила к составлению списка лиц, имевших право участвовать в выборах, было предложено наследникам умерших избирателей и лицам, приобретшим недвижимость в городе, заявить управе о внесении их в список избирателей с предоставлением необходимых документов. Об этом сообщали местные газеты. Кроме этого, управа напоминала домовладельцам, чтобы они озаботились уплатой недоимок по городскому оценочному сбору, т.к. лица, у которых недоимки составляли свыше полугодового оклада, по закону могли быть лишены избирательного права как личного, так и в качестве представителя.

Поскольку информация о том, что в Петрограде было неспокойно, уже будоражила общественность Иркутска, генерал-губернатор Александр Иванович Пильц поздно вечером 28 февраля пригласил к себе несколько человек из местной радикально-народнической интеллигенции и предложил им созвать в городской думе совещание местных общественных организаций, чтобы обсудить вопрос о создании на случай беспорядков организации, которая могла бы взять на себя руководство городом. Общественники пытались убедить Пильца, что никаких волнений в Иркутске не будет. Но он продолжал настаивать: никто, мол, не знает, что будет завтра, время тревожное, общественный центр надо создавать немедленно.

Историк Любовь Шапова отмечает, что Февральская революция в Иркутске стала «классическим примером революции по телеграфу». Рескрипт Николая II о роспуске Государственной Думы и Государственного Совета от 25 февраля был опубликован в иркутских газетах только 1 марта, известие об образовании Временного правительства – 3 марта, а официальное сообщение об отречении императора – только 5 марта. Почта шла до Иркутска восемь суток, поэтому первые вести о петроградских событиях дошли в виде частных телеграмм.

Третьего марта Иркутск узнал о создании Временного правительства из членов Государственной Думы и об образовании Петроградского совета рабочих депутатов, были опубликованы их обращения к населению страны. Именно Совет рабочих депутатов призвал к тому, чтобы «образовать местные исполнительные комитеты и взять в свои руки управление всеми местными делами». Однако это не означало, что городские думы упразднялись. 5 марта 1917 года глава Временного правительства князь Георгий Львов санкционировал переход власти на местах к земствам и органам городского самоуправления. Двоевластие проявилось и в управлении на местах. В результате в Иркутске оказалось три организации, ставившие примерно одинаковые задачи (преодоление продовольственного, энергетического и транспортного кризиса, установление твердого порядка): Комитет общественных организаций города (КООРГ), образованный на экстренном совещании иркутского генерал-губернатора Пильца с представителями всех общественных организаций города, а также высшими сановниками иркутской администрации, совет рабочих и солдатских депутатов, созданный в начале марта 1917-го, и Иркутская городская дума.

Комитет с Церетели

Первым днем революции в Иркутске можно считать четверг, 2 марта. С утра повсюду шли собрания, где выбирали представителей в Комитет общественных организаций. Его создали на следующий день на собрании в городской думе. По воспоминаниям, на собрании присутствовало более 200 человек: члены городской думы, кооперативов, продовольственных попечительств, профессиональных союзов. Численно преобладали местные общественные деятели из левых, но много было также политических ссыльных, именно им принадлежала в собрании руководящая роль. Ираклий Георгиевич Церетели, единогласно избранный председателем, открыл собрание приветственной речью, прозвучавшей как гимн торжествующей революции и свободе.

Настроение собрания было торжественным, праздничным, каждое слово о величии революции вызывало взрыв аплодисментов. Обсуждались вопросы текущего момента. Скорее всего, это были попытки восстановить полную картину событий, разыгрывавшихся в Петрограде.

Множество учреждений предъявили ходатайства о допущении в Комитет их представителей: совет присяжных поверенных, родительские комитеты, банки, биржевой комитет, церковно-приходские советы, миссионерские братства, частные промышленные фирмы. Одни и те же известные персоны пытались войти в Комитет под различными флагами, чтобы закрепить в нем свое влияние. Приходилось, никому не отказывая, тщательно проверять каждое ходатайство с точки зрения числа граждан, еще не представленных в Комитете. Представительство цензовых групп пытались уравновесить демократическими слоями граждан. В итоге в состав Комитета вошли 38 эсеров, 33 меньшевика, 27 кадетов, восемь народных социалистов, семь большевиков и один буржуазный националист. Первым председателем избрали эсера Ираклия Церетели, вскоре отбывшего в столицу, где он стал членом Петроградского совета. 7 марта были оформлены основные секции КООРГа – топливная, железнодорожная, продовольственная, промышленная, финансовая, труда. После 20 марта КООРГ объявил себя представителем Временного правительства, а после появления должности комиссара Временного правительства стал выполнять функции аппарата при нем.

Без городского головы

Однако большие вопросы возникли в городской думе к своему городскому голове Иннокентию Михайловичу Бобровскому, который 23 февраля уехал в командировку в Петроград. Дума отпустила его на два месяца решать вопросы по строительству Ленской железной дороги и созданию университета. От председателя Временного правительства пришла телеграмма об устранении губернатора и передаче его обязанностей городскому голове. В отсутствие Бобровского, чтобы обеспечить непрерывность работы административной машины, Комитет решил поручить функции губернского комиссара советнику губернского правления Лаврову.

К слову, деятельность Бобровского на посту городского головы в годы Первой мировой войны была достаточно эффективной. За труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации в 1914 году он получил светло-бронзовую медаль для ношения на груди на ленте ордена Белого Орла. Царское правительство использовало в годы войны городские думы и управы в качестве низового звена государственного аппарата, а Бобровский как отставной надворный советник привык работать именно в таких условиях. Все предложения, поддержанные царским правительством, решались Бобровским целеустремленно: введение всеобщего начального образования в Иркутске, проведение Ленской железной дороги, открытие университета и даже организация I съезда представителей городов Восточной Сибири. Но иркутская общественность думала иначе. Бобровский представлял чиновников и купечество и вообще был неприемлем для прогрессивных кругов.

В итоге на заседании городской думы 14 марта был рассмотрен вопрос об отстранении Бобровского от должности. Однако окончательное решение принять не смогли и постановили дождаться возвращения «господина Бобровского в Иркутск». Через две недели городской голова уже выступал на заседании думы.

Он отчитался о проведенных встречах с министрами и финансистами по вопросу строительства железной дороги и сам выступил с инициативой сложить с себя полномочия городского головы с 1 апреля.

– К этому имеется два мотива: первый заключается в обновлении городской думы почти сорока представителями общественных организаций. При таких условиях я считаю своим долгом сложить полномочия, чтобы дать возможность обновленной думе избрать себе нового председателя. Второй мотив заключается в состоянии моего здоровья, – заявил Бобровский.

Плюс 44 гласных

Затем в течение двух недель, пока не был избран новый городской голова, его обязанности исполнял заместитель Константин Турицын. А в промежутке гласные решали вопрос по прогульщикам, уж очень много набралось лиц, которые в течение года не посетили большую часть заседаний думы, в то же время необходимо было дать дорогу новым деятелям.

Запись из протокола заседания городской думы от 23 марта 1917 года: «На основании всего вышеизложенного и принимая во внимание, что в настоящий исторический момент, когда старая власть ушла, а новая только организуется и когда на долю городских самоуправлений, а в частности Иркутской городской думы, выпала ответственная задача строительства органов муниципальной власти на новых началах и подготовки к выборам в Учредительные собрание, а между тем количество гласных, посещающих заседания Иркутской городской думы и принимающих участие в работах ее комиссий, не превышает 40 человек, городская дума постановила: пополнить свой состав введением в число гласных представителей общественных организаций в таком количестве, чтобы число гласных было не менее 80 человек, предоставить этим представителям все права гласных, и распределить представителей следующим образом: от комитета общественных организаций, совета рабочих депутатов, союза профессиональных рабочих союзов, продовольственных попечительств – по 5, санитарных попечительств – 6, кооперативов – 3, еврейской общины, совета военных депутатов, союза железнодорожников – по 2, служащих городской управы, педагогов, родительских комитетов и общества врачей – по 1».

Так в один день количество гласных Думы Иркутска увеличилось на 44 человека. 25 апреля состоялось первое заседание обновленной думы. Председателем был избран Николай Кармазинский.

Поскольку иркутские советы направили своих делегатов в КООРГ, это привело к их частичному слиянию, а после реорганизации в марте городской думы стало ясно, что одни и те же люди участвовали в работе сразу трех организаций. Это не устраняло дублирования функций КООРГа, думы и советов, соперничества между ними, но предохраняло от открытых столкновений. С конца марта КООРГ становится частью губернского комиссариата Временного правительства, а потому, передав свои полномочия в городском управлении городской думе, уже непосредственно не участвовал в хозяйственной жизни Иркутска.

В скором времени создавшееся между КООРГом и думой с одной стороны и советами с другой равновесие было нарушено. Продолжившийся после Февральской революции кризис государственности неизбежно вел к радикализации политических сил. Но если в Центральной России этот процесс проявился уже летом 1917 года, то в Сибири и, в частности, в Иркутске некоторое время он был практически незаметен. Поэтому вплоть до октября, и даже некоторое время после него, в Иркутске не наблюдалось открытого противостояния между думой и советами.

По вопросам приобретения книги можно обратиться к руководителю проекта «Прогулки по старому Иркутску» Алексею Петрову.

Голосование

Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 14






Видеоновости