17.07.2018

Новости

17.07.2018 Численность избирателей

17.07.2018 Выдвижение по одномандатным округам

17.07.2018 Помощь муниципалитетов

16.07.2018 Заверены списки «Единой России»

16.07.2018 Итоги за полгода

16.07.2018 Встреча «молодежки»

13.07.2018 Итоги заседания

13.07.2018 Вебинары для бухгалтеров

12.07.2018 Заверены списки КПРФ

12.07.2018 Прием уведомлений завершен

Колокольный звон должен быть веселым


Предлагаем вам рождественский рассказ о звонаре с редкой для России по «долготе» профессиональной биографией в фактах и его «колокольных историях».

С чем у нас ассоциируются приближающиеся зимние праздники? С наряженной елкой, тысячами разноцветных огней, подарками, прогулками среди заснеженных улиц и – звоном колокольчиков: в гирляндах, в запряженных тройками лошадей санях. И, конечно, льющимся над городом радостным перезвоном колоколов с колоколен церквей. Колокольные мелодии Рождества и Нового года преображают город, дарят радость и особое умиротворяющее настроение. Накануне заветных дат мы говорим с тем, кто создает праздничное настроение для иркутян уже 27 лет, всё это время «разговаривая» с колоколами одной церкви – изумительно красивой, древней, выполненной в стиле сибирского барокко Крестовоздвиженской, – со звонарем Артуром Псарёвым

О «своих» колоколах

«Я 27 лет звоню. В России звонарей с таким стажем в одном храме очень и очень мало. Практически нет. Никогда бы не подумал, что буду звонарем, но так получилось. И я этому рад. Помню, как на фестивале в Архангельске в начале 1990-х поднялся на колокольню, с этого всё началось. Потом получил благословение владыки Вадима и стал работать звонарем.

Первое знакомство с колоколами произошло у меня в Спасской церкви, когда там еще был музей, тогда пробовали звонить вместе с сотрудником музея Олегом Бычковым и приезжавшим на несколько дней звонарем с Русского Севера Иваном Даниловым, который звонил даже в соборе Василия Блаженного. Но постоянно работать звонарем я стал в Крестовоздвиженской церкви.

На моей колокольне восемь колоколов, они мощно, интересно звучат, хотя и сделаны в разное время и разных странах, в разное время установлены. Когда пришел, было всего пять колокольчиков. Скорее всего, это каким-то чудом уцелевшие старые колокола, о чем можно судить по давним снимкам колокольни. Есть один немецкий колокол – это большая редкость для Сибири, может, его взяли в плен и оставили как трофей (учитывая, что колокола всегда стоили очень дорого, их потеря была не только моральной, но и материальной). А может, был когда-то на лютеранской церкви. Ее изображений не сохранилось.

Есть у нас и бельгийские колокола, и российские: тюменский (с завода Гилева), московский, ярославский начала XX века, с завода Оловянишниковых. Добавлять смысла нет, у меня отличный инструмент. К душе мне такой состав пришелся.

Как-то обнаружил, что на балках моей колокольни есть большие глубокие выпилы, по которым можно предположить, какой мощный тяжелый колокол был здесь раньше – по историческим данным, около 5 тонн, его разбили в советское время».

О традициях и собственном звоне

«Я не играю по чужим партитурам. Во-первых, играть по общему трафарету совсем не интересно. Во-вторых, зачем в Иркутске ростовские, московские, чебоксарские, суздальские звоны играть, если у нас совсем другой город, другая история, другие мелодии? Северный архангельский звон у нас будет чужим, таким и останется, а ведь колокольный звон должен проникать в сердце. Должен быть народным – того народа, на земле которого он звучит. Ведь как звоны многие появлялись? Представьте, звонарь у себя на колокольне зимой, холодно, как же согреваться? Притопывать, пританцовывать, то есть поднимать на колокольню народную культуру и “вживлять” ее в звон. Так народные танцы, напевы роднились со звоном. Как же это на другие территории переносить?

Вот я и хочу играть по-своему, уверен, звонарь может создавать свою традицию. Инструмент-то сам и границы ставит, не даст тебе прыгнуть выше головы и в то же время помогает творчески подходить ко всему. Мой звон отличается от всех остальных, я понимаю, что делаю, чувствую, осознаю. Всегда говорю, что делаю одно и то же, но каждый раз по-разному. Во время поста секунд 20 могу позвонить, чтобы показать, что есть свет в конце тоннеля, а заканчиваю, как полагается, одиночными ударами.

Думаю, звонарь должен быть веселым парнем, рок-н-ролльным. И звон должен быть веселым».

О виде с колокольни

«Мне повезло с точкой, где я звоню и откуда на город смотрю. Это же единственная колокольня в Иркутске, с которой видны, хотя бы фрагментарно, все остальные церкви. И еще река Ангара. Интересно с колокольни за городом наблюдать. Летом он одинаковый, осенью – сплошь грязь и серость, а вот когда снег выпадает – до весны город симпатичный.

Зимой Иркутск нравится мне больше всего, каждое утро разный. Поднимаюсь и вглядываюсь: здесь туман, здесь фонари горят. Часто, если посмотреть в сторону Жилкина, видно, как там собирается «пирог»: белый туман, черный смог от котельных и коричневая земля. Или еще впечатление: сравниваю, как на старых и на новых крышах домов 130-го квартала снег лежал, и понимаю, что совершенно по-разному. Раньше поуютнее лежал. Как новые дома появились – снег лежит по-другому. Когда смотрю зимой на открывающиеся пейзажи, вспоминаю картины голландцев, прежде всего Брейгеля».

О церкви-корабле

«Да, есть особая городская атмосфера, которую ловишь с колокольни. Можешь будто вернуться в другое время, пережить ощущения от чего-то, что по силам представить по каким-то мелким штрихам. Может, это происходит потому, что колокола исцеляют душу, словно стирая с нее лишнее. Это и научно доказано, и сам на себе за многие годы проверил. Бывает, настроение никакое, на душе тяжело, а начинаю звонить, вывожу мелодию – и всё плохое улетучивается, камни с души падают, дышится легче.

К такому благотворному влиянию самих колоколов добавляется и намоленность нашей церкви, ее особая аура. Это ведь одна из старейших сохранившихся церквей Сибири. У нас исконная, издревле поставленная колокольня, неиспорченная, как я ее называю, не новодел. Антураж вокруг меня и моих колоколов – как был раньше, как было возведено древними мастерами, там интересная деревянная конструкция, без болтов и гаек.

Крестовоздвиженскую церковь же раньше церковь-корабль звали. Действительно, если приглядеться и включить фантазию, она и вправду похожа на корабль. Очень красиво смотрится, и снизу объем читается хорошо. Пик колокольни раньше был тонкий, как у башни Адмиралтейства, все колокола были закрыты дощечками. Она воспринималась как мачта. Кто же звонарь в таком случае? Он тот, кто на этой мачте во все глаза смотрит и кричит заветную и долгожданную фразу: “Земля, земля!”».

О фильмах про колокола

«Про колокола Крестовоздвиженской церкви, в которые я звоню 27 лет, мы с моими знакомыми сняли два фильма. Я единственный звонарь в России, который записал DVD с колокольным звоном. До этого никто народные песнопения на колокольне не записывал.

Первый диск “Здесь начинается небо” записывали 16 июля 2004 года ближе к девяти вечера, когда на улицах спокойно, машин мало, атмосфера в городе умиротворяющая. Хорошо тогда сработал звукорежиссер Григорий Кушнарук, получился настоящий объемный звук, очень качественный проект.

Записали с первого дубля, это мой принципиальный подход, сразу играть начисто, чтобы всё естественно, по-настоящему. Ошибок во время записи вообще не было, но с последним ударом веревка на колоколе порвалась. Значит, ровно на нужное время ее хватило. А представляете, если бы расслабились и рассчитывали на дубли?

А второй диск “Время дождей” писали 10 октября 2009 года, как оказалось, в последний теплый день осени, потом пошел снег, начался легкий минус. На тот момент ансамбль Рогачевского, с которым мы этот проект делали, был вместе, потом распался. Так что сложилось всё как надо, вовремя и удачно.

Когда надо было делать запись, температура оказалась уже минусовая. Что делать? Студию на колокольню поднимать? Она должна быть в тепле. Оставить ее внизу, подняв наверх к колоколам пять микрофонов? Но там на каждый надо 40 метров шнуров, разоришься просто. И тогда меня осенило: “Вот же простой вариант!” И вариант этот – армейско-альпинистский, когда мы установили на колокольне палатку, поставили в нее газовую горелку, когда стало тепло, занесли внутрь японскую звукозаписывающую студию, посадили внутрь звукорежиссера и прописали колокола. Делюсь таким рецептом, может, кому-нибудь пригодится».

О передвижной звоннице

«Я первым в Сибири и на Дальнем Востоке собрал передвижную звонницу, до сих пор в России не так много подобных инструментов. Видел такие на фестивалях – и появилась мечта сделать собственную, чтобы “перемещать” колокольный звон ближе к людям, чтобы они могли не только услышать музыку колоколов, не только прикоснуться к ним духовно, но и физически, ощутив их энергетику.

А раз появилась мечта – начал действовать: поехал на завод в Каменск-Уральский, где отливали колокола для более чем трех тысяч храмов России (их колокола, например, звучат в соборе Василия Блаженного), Греции, Америки, делая это отлично, бережно следуя традиционным технологиям, какие были на Руси и триста лет назад, сохраняя вековые «рецепты» (вообще сейчас в России колокола производят на нескольких заводах: в Москве, Ярославле, Воронеже и Каменске-Уральском).

Все семь колоколов (от 6 кг до 90 кг) привез в Иркутск в 2008 году, а впервые сыграл на этой единственной в Сибири звоннице на празднике в честь Дня Победы у Спасской церкви. Колокольный звон идеально сочетался с казачьими песнями. Много народа тогда было, хороший, светлый получился праздник.

Потом играл на Дне города, открытии 130-го квартала, на Байкальском экономическом форуме, в галерее “Revoлюция”, бывал на праздниках в разных городах области, с Евгением Маслобоевым под файер-шоу. На Масленице с Театром народной драмы выступал. В Анге выступал на открытии храма Иннокентия Вениаминова. В Шелехове был на Дне города и на проводах зимы. Потом в одной газете написали: “Шелеховчане проводили зиму под колокольный звон”. И это правильно, колокола и народные гуляния очень связаны.

Сейчас моя передвижная звонница стоит на территории Музея истории города Иркутска. А в мечтах – сыграть на Рождество на Северном полюсе. Пока дело только за меценатом, который мог бы оплатить перевозку столь тяжелого груза в необычную точку».

О балетной мечте

«Есть у меня идея сделать одноактные авангардные балеты, соединив для музыкального сопровождения виолончель (с привлечением Борислава Струлёва), колокола и ударные. Партию колоколов я бы записал на родной колокольне Крестовоздвиженской церкви, партию барабанов Евгений Маслобоев – в собственной студии, виолончели – Борислав Струлёв в Нью-Йорке. А затем наступило бы время самого непростого и волшебного – сборки всего воедино и создания балета. Думаю, это было бы необычно и красиво».

О необычном колокольном языковедении

«Когда современный человек слышит выражение “малиновый звон”, он представляет что-то милое, прекрасное, услаждающее слух. На самом же деле всё наоборот. А история такова: одно время, когда Петр Первый увлекался всем заграничным, европейским, он и колокола в Россию завез бельгийские, из Малена. Русскому же уху их звон был непривычен, да и на душу не лег. Слыша их звук, русские рукой махали, мол, эх, ухо режет этот “маленовый звон” (подразумевая место “рождения” этих колоколов). В итоге эти колокола в крупных городах поснимали, отправив в глубинку, где их история затерялась. Со временем из памяти стерлось, что это за “маленовый звон”, и он трансформировался в более понятный – малиновый. И смысл с негативного сменился на позитивный.

Есть и другой вариант, когда, наоборот, у изначально доброго выражения появился нехороший смысл, – это афоризм “пуститься во все тяжкие”. Что мы подразумеваем под ним сейчас? “Отпустить тормоза” и предаться всяким грехам, осуждаемым в обществе. Но в былые времена “пуститься во все тяжкие” означало начать звонить вслед за большим городским колоколом, который назывался “тяжким”. То есть звонарь в главном соборе на большом празднике ударял в тяжкий колокол – “бу-у-м” неслось над домами. Это служило сигналом всем остальным подхватывать его мелодию и присоединяться к общему городскому звону».

Беседовала Анна Важенина

Фото Д. Дмитриева, Н. Фогель

Голосование

Стали бы Вы наблюдателем на выборах?

Всего голосов: 7






Видеоновости