19.12.2017

Новости

18.12.2017 Навстречу выборам президента

15.12.2017 Корректировка законодательства

14.12.2017 Итоги «ДинаМИКи»

13.12.2017 Сотрудничество с Общественной палатой

12.12.2017 Помощь МФЦ

04.12.2017 Подготовка к президентским

01.12.2017 Марки для выборов

30.11.2017 Межвузовская олимпиада

29.11.2017 Общественное наблюдение

27.10.2017 Итоги заседания

Доброжелательность избавит от проблем


Избиратели Усолья-Сибирского 10 сентября выбирали и мэра города, и депутатов думы. Накал страстей был нешуточным. Кандидаты использовали различные методы, чтобы устранить серьезных конкурентов, обращались в суд с требованием отмены регистрации, издавали значительные тиражи плакатов и предвыборных газет, обращались к электорату через соцсети и мессенджеры. Тем интереснее было побеседовать с теми, кто оказался на переднем крае этих выборов – председателями участковых комиссий. Руководитель УИК №1520 Маргарита Никитина оценила технологические новшества этой кампании, связанные с QR-кодом, и отметила, что порой удивительно ведут себя не только кандидаты, но и избиратели.

– Маргарита Васильевна, где вы работаете?

– Начальник отдела кадровой работы и наград администрации Усолья-Сибирского.

– Ранее мы уже публиковали интервью с вашими коллегами из администрации, которые, помимо основной деятельности, трудятся в участковых комиссиях. Получается, у вас такой серьезный костяк муниципальных служащих, занимающихся организацией выборов…

– Это так. В администрации работают специалисты высокого уровня, с хорошим образованием, позволяющим в том числе организовывать выборы.

– Как давно для вас выборы – это не просто день голосования, а большой и увлекательный процесс?

Уже достаточно продолжительный период времени, с 2012 года. Проходили президентские выборы, и меня порекомендовали в состав УИК от моей основной работы членом комиссии с правом решающего голоса… Посмотрев изнутри, как проводятся выборы, я поняла, что это интересно и ответственно. В 2013 году участковые комиссии формировали на пятилетний срок и мне уже предложили стать председателем.

– Получается, вы за одну кампанию так себя зарекомендовали, что вам доверили пост председателя УИК.

– Так вышло.

– Проведение выборов не мешает основной работе?

– Нет. Мы умеем работать с документами, что написано в избирательном законодательстве, четко исполняем, поэтому никаких непреодолимых трудностей не возникает, а совмещать основную работу с выборной несложно.

– Вы по образованию юрист?

– Да.

– А семейные традиции дня выборов у вас есть? Может, родители вас в детстве за руку брали и шли голосовать…

– Я такого не помню.

– Когда осознанно пошли на выборы?

– В студенческие годы и в качестве избирателя, но успела побывать еще и агитатором. Мы с однокурсниками подрабатывали: разносили листовки, стояли с предвыборными пикетами. Потом кандидат нас назначил наблюдателями на участки. Мы увидели, как организована процедура голосования. Так постепенно и влилась в ряды организаторов выборов.

– Если слышите разговоры, что на выборах всё сфальсифицировано, что везде всё куплено, что чувствуете, не вступаете в полемику?

– Я несколько лет работаю председателем УИК и могу сказать: «На моем участке всё по закону». Никаких вбросов, фальсификаций, «каруселей». Мы распределяем нагрузку так, что один член комиссии у нас внимательно следит: вот избиратель получил бюллетень, зашел в кабину для голосования, затем вышел и опустил бюллетень в ящик.

– Недавно ужесточили законодательство, теперь за организацию «каруселей» и за участие в них предусмотрена уголовная ответственность. Это адекватная мера, на ваш взгляд, или избыточная?

– Скорее я бы сказала – необходимая.

– Какие выборы последних лет вам запомнились и почему?

– Самые яркие впечатления и переживания, конечно, от местных выборов. К сожалению, некоторые дорогие и уважаемые кандидаты, проводя кампанию, пытаются уличить в каких-то нарушениях комиссии, выискивают недочеты в словах, записях, решениях. Пробуют оппонентов снять с предвыборной гонки по суду, придираясь по мелочам. Такое поведение меня очень разочаровывает в людях, которые претендуют на места в городской думе.

– В законе установлены ограничения по выдвижению кандидатами для граждан, имеющих судимость. И каждые выборы мы видим, что выдвигаются лица с уже погашенными судимостями и те, кто вдруг почему-то забыл указать на «яркие» моменты своей биографии.

– Я считаю, что люди, которые имеют судимости, особенно за тяжкие преступления, не должны выдвигаться. Нужно выбирать в органы власти и местного самоуправления достойных граждан, лучше зрелых, с опытом работы и управления, грамотных, знающих, что и как нужно менять в городе к лучшему. У нас на последних выборах в думу Усолья было более 90 кандидатов. Даже я, коренная усольчанка, знала из них, ну, может быть, одну треть. В остальном, в выборах участвовали разные приезжие лица, в том числе совсем юные, которые нигде себя не проявили… Многие совершенно не вели кампании, значит, их целью было не избрание, а техническое участие.

– Как вы полагаете: а избиратель понимает, что в бюллетене, который он получил в руки в день голосования, не все кандидаты стремятся избраться в думу?

– К сожалению, мне кажется, мало кто из избирателей действительно внимательно изучает посулы кандидатов, читает биографии претендентов и на основании узнанного делает выводы. Как правило, на выборах всплывают разные «желтые» газеты, в которых кандидаты очерняют друг друга. Простые люди от такого негативного вала информации еще больше запутываются и разочаровываются. Есть граждане, которые до сих пор думают, что все депутаты, даже в муниципальной думе, трудятся за большие деньги, не знают, в чем разница работы на освобожденной и неосвобожденной основе. К слову, это даже не все кандидаты знают. А общее разочарование властью и кандидатами, на мой взгляд, выливается в невысокую явку на выборах.

– На выборах 10 сентября у вас в Усолье на участки пришли около 37%. Для Иркутской области это хороший показатель.

– Да, в этот раз избиратели проявили сознательность. Но, на мой взгляд, не очень удачно выбран день голосования. Сентябрь, копка картофеля, уборка урожая на дачах. Люди при выборе – заготовить овощи на зиму или пойти голосовать – решают, что первое важнее.

– Возвращение досрочного голосования на муниципальных выборах у вас вызвало волнение.

– Да, немного. Процедура уже многими организаторами выборов позабылась, надо было фактически всё заново учить. Больше нагрузка на участковые комиссии, где три дня перед основным голосованием идет «досрочка». Ну и смущал опыт коллег из других территорий, мы знали из прессы, что там были кандидаты, стремившиеся «навозить» избирателей на досрочное голосование и обеспечить себе тем самым победу.

– Но у вас такого допущено не было…

– Да, у нас в целом по городу досрочное голосование было около 3%.

– У вас есть традиции или приметы, связанные с выборами?

– Я не очень верю в приметы. Но однажды был такой случай. День голосования, раннее утро, всё как обычно: встала, умылась, оделась. Я очень редко крашу губы. А тут достала зеркальце, давно им пользовалась, подкрасила губы, стала закрывать и случайно разбила. Есть же примета, что это не к добру. Вы не поверите, итоговый протокол мы в те выборы составляли до двух часов ночи. Не пошли контрольные соотношения… Пересчитали бюллетени вновь. Когда мы поняли, где допустили ошибку, сами поразились.

– Ваши коллеги из других участковых комиссий, рассказывая о своей работе, обычно говорят: «Мы сдаем документы в ТИК в день голосования в первой десятке».

– Мы тоже обычно приезжаем сдаваться одними из первых, исключение составил только этот случай, о котором я рассказала. И на обучающих семинарах накануне кампании нам обычно руководство теризбиркома раздает таблички, в которых указаны ошибки, допущенные каждой УИК при работе с избирательной документацией на прошлых выборах. Мы в такие «сводки» никогда не попадаем. У нас всё заполнено правильно и грамотно.

– Наблюдатели и члены с правом совещательного голоса не пытаются проверить комиссию на прочность в день голосования? Не провоцируют на какие-то действия?

– Нет. Все ведут себя уважительно и достойно. Как-то был у нас избиратель, который возмущался, что ему, по его мнению, долго выдают бюллетень. Но тут даже члены с правом совещательного голоса отметили, что человек пришел не в выборах участвовать, а пошуметь, он сразу вел себя вызывающе. Мы на эти выпады не отреагировали, хотя, признаюсь, внутренне я очень напряглась. Хочется, чтобы всё на выборах прошло правильно, спокойно и по закону.

– Состав вашей участковой комиссии стабильный или люди меняются?

– Как сформировали почти пять лет назад, так мы и работаем. Только один член комиссии сменил место жительства, и поэтому была ротация.

– Как вы оцениваете введение QR-кодов на итоговых протоколах на этих муниципальных выборах?

– Ничего проблемного в использовании этой технологии не вижу. Мы на прошлых выборных кампаниях использовали липецкую программу в Excel, там похожий принцип. Заполняешь определенные строки, автоматически идет проверка контрольных соотношений. Если допущена ошибка, программа указывает строки, где неверно заполнены данные. Всё очень доступно и понятно. Единственное, для распечатки QR-кода нужна качественная техника, чтобы всё вышло без полос и бледных пятен (они могут помешать при считывании документа в ТИК), вот здесь не все комиссии, наверное, имеют такое оборудование. Но в нашей УИК подобных проблем не возникло.

– Вы для себя отмечали, что на региональных и федеральных выборах явка выше, чем на местных. Или у вас этот показатель примерно одинаковый?

– В общем на региональных выборах явка выше, чем на местных. К примеру, на выборах в Заксобрание были избиратели, которые бежали скорее утром на участок проголосовать, чтобы затем успеть на электричку. Некоторые признавались, что им начальство настоятельно советовало проголосовать или сулило принятие мер к тем, кто проигнорирует выборы… Это вообще меня всегда удивляет, отдельные граждане до сих пор верят, что кто-то может проконтролировать, голосовали они или нет. Есть, конечно, и ответственные люди, которые не пропускают ни одни выборы и понимают, что важно голосовать не по указке начальника, а для улучшения своей собственной жизни.

– Как вам дались два тура губернаторских выборов в 2015-м?

– Честно, были шокированы. У нас на участке с большим отрывом победил Ерощенко. Наутро после первого дня голосования мы удивились, что будет второй тур.

– А необходимость через две недели вновь провести голосование не смутила?

– Нет. Весь порядок проведения голосования еще свежий, всё помнишь, комиссия все задачи знает. Это когда через год проводишь выборы, то оказывается, что-то подзабыл, надо освежить в памяти, а тут было проще.

– У вас день голосования тянется или пролетает?

– С утра время просто летит, в обед наступает легкое затишье, потом выезд на дом к избирателям, опять всё стремительно происходит, а после закрытия участка ход времени перестаешь замечать.

– Какие недостатки в существующем законодательстве о выборах вы видите?

– Дата единого дня голосования. Я бы предложила проводить выборы в декабре или в марте. Лето не дает кандидатам возможности достучаться до избирателей.

И вот такая невысокая явка в последние годы – тоже результат неудачного, на мой взгляд, единого дня голосования в сентябре. Надо дать возможность избирателям вернуться из отпусков, вспомнить про выборы, принять решение, за кого голосовать.

– Отношение к выборам у молодежи меняется?

– Конечно. И это особенно заметно на местных выборах. В этом году у нас выдвинулись молодые кандидаты в думу города, они работали со своими ровесниками, призывая их прийти и проголосовать. Определенное омоложение чувствуется.

– Люди с каким настроением идут на участок?

– Тут всё индивидуально. Бывает, избиратели приходят покапризничать или поскандалить. Есть очень приятные и доброжелательные люди. Но многое зависит и от членов комиссии. Если избирателям улыбаться, на негативные выпады не реагировать, а делать всё профессионально и доброжелательно, то и проблем можно избежать.

Беседовала Алёна Сабирова

Фото И. Грибачева

Голосование

Нужен ли день тишины на выборах?

Всего голосов: 41





Видеоновости