16.10.2017

Новости

16.10.2017 Финансирование президентской кампании

16.10.2017 Конкурс рисунков

13.10.2017 Центр обучения

12.10.2017 Голосование инвалидов

11.10.2017 Передовой опыт

29.09.2017 Итоги заседания

29.09.2017 Перенос дня голосования

28.09.2017 Конкурс «Я выбираю»

27.09.2017 Мобильный поиск

18.09.2017 Депутат по жребию

Безупречная демократия


Иркутский политолог Алексей Петров в составе миссии Норвежского Хельсинкского комитета побывал на выборах в парламент Норвегии. Всего в составе миссии работали 26 наблюдателей из 12 стран. Алексей поделился своими впечатлениями о том, как функционирует одна из старейших демократий в Европе, раскрыл секрет, зачем норвежцы перед выборами дарят друг другу розы, и поразился, каким образом на школьных выборах предсказывают исход парламентских.

– Алексей Викторович, мы обычно беседы о выборах в зарубежных странах, где вы побывали с миссией наблюдателей, предваряем вопросами об экономическом положении в этих государствах.

– Норвегию можно назвать одним из самых благополучных государств не только в Европе, но и в мире. Там даже экономический кризис не столь ощущается. Но для приезжего цены очень высокие. В этой стране действует не евро, а норвежская крона. Чтобы у читателя сложилось более целостное понимание, к примеру, проезд в автобусе в пересчете на наши деньги стоит 300 рублей, скромный обед обойдется в суммe не менее трех тысяч рублей…

– А если говорить о политической обстановке?

– Недавно один известный европейский журнал «Экономист» опубликовал доклад, согласно которому Норвегия в рейтинге самых продвинутых демократий заняла первое место из возможных 1000 баллов – у нее 993. Далее по степени демократичности идут Исландия, Швеция, Новая Зеландия, Дания, Канада, Швейцария, Финляндия, Австралия. То есть костяк демократии составили скандинавские страны. В Норвегии очень большие демократические традиции, в этой стране одной из первых в мире было введено всеобщее избирательное право, и впервые женщина была избрана депутатом именно в этой стране. В настоящее время в избирательном законодательстве Норвегии никакой квоты по гендерному признаку нет, но до 40% парламентариев страны – женщины.

– При очень значительных парламентских традициях Норвегия – это конституционная монархия.

– Да, но король не имеет права даже заходить в здание парламента, не то что присутствовать на заседаниях. Он единственный гражданин Норвегии, у которого нет права голоса. Парламент Норвегии – стортинг – избирается на четыре года, предыдущие выборы прошли в 2013 году. Почти каждый созыв ставится на голосование вопрос о доверии правительству. Острая ситуация была в 1963 году, когда решение отправить правительство в отставку было принято парламентом из-за замалчивания властью фактов аварии на шахте на Шпицбергене… В парламенте очень часто формируются партийные коалиции, в прошлом созыве работали восемь партий, в этом году были избраны представители от девяти партий.

– Как проходит агитация на парламентских выборах?

– Недалеко от королевского дворца есть целая улица, где любая партия может себя представить: установить палатку и раздавать свою литературу, программы, сувениры с партийной символикой. Настоящая уличная демократия. Например, у Рабочей партии (на этих выборах получила наибольшую поддержку) эмблема – роза, поэтому всем желающим на улицах активисты этой партии дарят живые розочки, конфеты с изображениями роз. Есть партия, символом которой является яблоко. У каждой партии есть молодежное крыло, которое активно работает как раз на улицах с избирателями.

Агитационные материалы партий и кандидатов очень яркие, выполненные на хорошем полиграфическом уровне, много фотографий красивых лиц, семейных кадров. В Норвегии легализованы однополые браки, но ни одна партия не сделала этот вопрос частью своей предвыборной платформы. Вроде бы есть и есть, и никто на теме не спекулирует. Еще из агитматериалов симпатию у избирателей вызывают мини-наклейки, шарфики, банданы с символикой партий.

В целом мало баннеров с «предвыборкой». Только в одном месте мы увидели рекламу партии с изображением премьер-министра. Вообще в Осло партийная агитация не бросалась в глаза. Если бы мы не знали, то и не подумали, что проходят такие крупные выборы, тем не менее все избиратели в курсе проходящей кампании, поскольку большую роль в информировании играет интернет.

– Какие темы стали самыми важными в предвыборной риторике партийных лидеров?

– Одна из предвыборных тем на парламентских выборах, которую всерьез обсуждали на самом высоком уровне, – что делать с волками, их популяция сильно разрослась, они нападают на животных на фермах. И вот возникла целая дискуссия, уничтожать ли волков и будет ли это гуманным шагом. Четыре партии очень активно вели обсуждение вариантов решения этой проблемы.

Увлекательно проходят предвыборные дебаты, участие в них для партий обязательно, в том числе и для правящей. В этом году самыми знаковыми стали темы беженцев, создания новых рабочих мест, экономического состояния страны, строительства жилья и норвежских ценностей.

– На кого возложены полномочия по организации выборов?

– На министерство местного самоуправления и регионального развития, а на нижнем уровне – органы МСУ. Кстати, наши вопросы, что фактически выборы организует исполнительная власть и нет ли фальсификаций, вызвали недоумение у норвежцев. И они поинтересовались: «Зачем фальсифицировать свои собственные выборы?» Там очень высокий уровень доверия власти, 76% граждан приняли участие в голосовании на этих парламентских выборах. Недоверие к итогам выборов вообще не высказывал никто.

– Есть какие-то фундаментальные отличия у норвежских выборов?

– Безусловно. К примеру, голосование на выборах проходит два дня, нынче это были 10 и 11 сентября, воскресенье и понедельник. Время голосования – с 9 до 21 часа. Мы заметили, что после голосования 10 сентября никто не опечатывал урны, они стояли ночь открытыми. Формально туда можно было набросать бюллетеней. И когда мы такое предположение высказали, норвежцы очень удивились, потому что ранее они об этом даже не задумывались, но тем не менее согласились, что надежнее всё же опечатывать.

Все избирательные участки, на которых мы побывали, находятся в спортивных залах. Это связано с тем, что участки очень большие по числу избирателей. Формально любой гражданин страны может проголосовать на любом участке. В том же Осло на каждом участке голосуют по несколько тысяч человек. На одном из самых больших участков я насчитал 17 кабин для голосования.

Есть в Норвегии досрочное голосование, которое называется «предварительным». В этом году оно проходило с 10 августа по 9 сентября, около 30% граждан предпочли «досрочку». И сами норвежцы нам говорили, что скоро как такового основного дня голосования, возможно, не будет, потому что досрочное голосование удобнее.

К слову, в маленьких населенных пунктах избирательный участок может закрыться до завершения времени голосования, к примеру, не в 21 час 11 сентября, а в пять вечера, но при этом должны проголосовать все жители этого населенного пункта, а члены комиссии – заблаговременно уведомить о более раннем закрытии участка.

– Интересно, и как это технически возможно?

– Там очень развито СМС-оповещение граждан. Оно было широко опробовано в 2013 году, когда все молодые избиратели были приглашены проголосовать специальной СМС-рассылкой.

– Партии участвуют в организации наблюдения на выборах?

– Нет. У них нет права как направлять наблюдателей на участки, так и участвовать в формировании участковых комиссий. Зато в Норвегии нет дня тишины и отсутствует запрет на агитацию в день голосования. То есть представители партий в эти два дня выборов стоят, раздают избирателям свои агитматериалы и даже вручают бюллетени.

– Настоящие бюллетени?

– Да. Бюллетени в Норвегии печатают заранее для каждой партии отдельно. На этих выборах выдвигались кандидаты от 19 партий, то есть было 19 видов бюллетеней. Затем часть тиража отдается партиям, которые передают бюллетени активистам, а те – поддерживающим партию избирателям. Гражданин хоть дома может поставить отметки в квадратиках: требуется пронумеровать кандидатов понравившейся партии и поставить крест напротив тех, кто не по душе. Затем избиратель приходит на участок, предъявляет любой свой документ с фото (его сверяют по электронной базе избирателей), потом в специальном окошечке на бюллетене ему работник комиссии ставит печать, и бюллетень опускается в урну, стоящую на столе около каждого работника комиссии.

Можно, конечно, и явиться на участок, зайти в кабину для голосования, там в 19 ячейках лежат бюллетени партий, проголосовать, затем подойти к работнику комиссии, поставить печать и так далее… То есть без печати бюллетень является недействительным.

– Что указывается в бюллетене о кандидатах?

– Фамилия, имя, год рождения и место жительства (коммуна или провинция). По сути, при очень мощной интернетизации любой избиратель может забить эти данные в поисковик и узнать о кандидате всё, что интересно.

– Если партийцы своих представителей не направляют в участковые комиссии, как их формируют?

– Я встретил на одном из участков русскоговорящую девушку и всё у нее выспросил. Где-то в марте были опубликованы объявления в СМИ, что набираются люди для организации выборов. От соискателей требовалось отправить на указанный имейл резюме, причем опыта работы на выборах не требовалось. Четкого установления в законе, сколько человек должно работать на каждом участке, нет. Органы МСУ сами из опыта определяют, где будет, к примеру, семь человек трудиться, а где – 17. В июне сформировали персональный состав комиссий, в июле часть этих людей приступила к работе на досрочном (предварительном) голосовании. Немало находится желающих поработать. Во-первых, потому что платят деньги (за два основных дня голосования – 5 тысяч крон), во-вторых, это важная общественная функция, долг Родине – проводить выборы. Я встречал на участках в качестве работников комиссий много студентов и легализовавшихся мигрантов.

– В Норвегии тоже наплыв мигрантов?

– Как и везде в Европе. Я побывал в пригороде Осло, там много сомалийцев, индусов. На избирательных участках есть информационные буклеты, как заполнять бюллетени, на английском, русском, урду, сербском, фарси, филиппинском и других языках. Вот это для меня стало лучшей иллюстрацией работающей демократии: ты можешь быть любым, но если ты гражданин страны, тебе создадут условия для реализации твоих избирательных прав.

Голосование в тюрьмах и больницах проходит в один день в период «досрочки», точную дату определяют органы местного самоуправления.

– У них заключенные не лишены права голоса?

– Как и во многих западноевропейских странах. Там считают, что заключение под стражу – не повод лишать человека его избирательных прав.

– А проходят какие-то соцопросы, чтоб спрогнозировать итоги выборов?

– Там есть и опросы, и экзитполы. Хотя результаты парламентских выборов в Норвегии могут быть известны с некоторой долей погрешности еще за неделю до основных двух дней голосования, потому что в это время проходят школьные выборы. Молодежные организации всех партий готовят большие программы для старшеклассников, агитируют. И ребята 16–19 лет голосуют в школе за те же партии, что участвуют в настоящих парламентских выборах. То есть фактически 4 сентября уже стало известно, что Рабочая партия и консерваторы потеряли по несколько процентов голосов, зато усилилась Партия прогресса, потому что дети так проголосовали.

– Эти школьные выборы – «репетиция» для юных граждан Норвегии их будущей роли избирателей?

– Да, с 12 лет они изучают избирательную систему своей страны, партии, их историю и лидеров, государственное устройство, потом участвуют в школьных выборах, а с 18 лет начинают уже осознанную жизнь избирателей. Потрясающая образовательная программа, на мой взгляд.

– Как организован подсчет голосов, учитывая, что в Норвегии на парламентских выборах открытые списки?

– В 9 вечера 11 сентября закрылись участки. Оставшиеся чистые бюллетени работники комиссий сложили в большие мешки, никто не занимался их гашением. Из ящиков бюллетени вытряхнули, развернули и разложили по партиям, потом каждую кучку опустили в принтер-сканер, который всё отсканировал, распознал, посчитал, потом нажали кнопку, и итоги голосования отправились в электронном виде в муниципалитет и в СМИ. Получается, журналисты и представители власти получают информацию об итогах выборов одновременно, и ни о какой фальсификации речи никто не заводит.

– В прессе была информация, что норвежцы опасаются хакерских атак на избирательную систему и искажения итогов выборов…

– Да, из-за этих опасений было решено частично провести подсчет голосов вручную. Муниципалитеты определяли сами, будет ручной подсчет «досрочки» или бюллетеней за два основных дня голосования. На участке, где я присутствовал при подведении итогов, вручную посчитали бюллетени с досрочного (предварительного) голосования и с помощью сканера – за основные дни.

– Как распределяются мандаты между партиями?

– Проходят в парламент Норвегии партии, преодолевшие четырехпроцентный барьер. Всего мест 169, 150 распределяются пропорционально между партиями, еще 19 – это так называемые компенсирующие (уравнительные) мандаты. Каждая губерния получает по одному такому мандату.

К слову, все крупные партии Норвегии имеют богатые традиции. Та же Рабочая партия создана в 1887 году, консерваторы – в 1884-м, Партия прогресса – в 1973 году. Кстати, в составе последней был печально известный Брейвик, он был исключен из ее рядов за неуплату налогов. В первой пятерке кандидатов каждой партии обязательно должен быть молодой человек – до 33 лет, это такой курс на обновление власти. Члены всех партий платят партийные взносы, помимо этого партии получают госфинансирование. Например, изготовление агитационных материалов на выборах оплачивает государство.

Параллельно с выборами в стортинг шло голосование за кандидатов в Саамский парламент, это совещательный орган малого народа – саамов. Представители этого народа живут по всей стране, заранее они получают приглашение проголосовать за состав своего парламента. Они приходят на участок и, помимо бюллетеня партийного, получают бюллетень с кандидатами в парламент Саама. Потом этот бюллетень запечатывается и отправляется на север страны, где этот народ компактно проживает, и там же функционирует их особый парламент.

– Всё так чудесно и организовано и отстроено, что даже не верится…

– На самом деле действительно проникаешься большим уважением к норвежцам и их системе демократических ценностей. Но некоторые проблемы всё же мне удалось рассмотреть. Так, один из избирательных участков в Осло был на втором этаже здания. Я написал замечание, что это неудобно для граждан с ограниченными физическими возможностями, и эта рекомендация вошла в заключительный отчет нашей миссии наблюдателей и была озвучена на пресс-конференции.

Есть проблемы с фотографированием на избирательных участках, но не из-за работников комиссий, а потому что надо спросить разрешения у всех, кто присутствует, не против ли они, что будет производиться фотосъемка. Это необходимое проявление уважения к частной жизни.

И еще одна картинка из норвежской жизни: вечером 11 сентября меня пригласили на молодежное ток-шоу в Дом журналистов Осло. Там собралось несколько сотен молодых людей 20–30 лет, которые пили пиво, кушали бутерброды и обсуждали итоги выборов. Меня пригласили на сцену, и минут 15 был диалог с молодежью, которая очень интересовалась, как русские относятся к норвежской демократии и что необычного есть у них и нет у нас.

 

Справка "Права выбора"

Королевство Норвегия – это конституционная монархия с парламентской системой управления. Главой государства и исполнительной власти является король. Он назначает премьер-министра, обычно лидера партии большинства в парламенте Норвегии (стортинг), и судей Верховного суда Норвегии.

Первые выборы в стортинг прошли в 1814 году. До возникновения партий в 1884 году все выдвигаемые кандидаты были независимыми. Всеобщее избирательное право было закреплено в законе в 1913 году.

Характерные черты избирательного процесса Норвегии: высокая степень общественного доверия к организаторам и, как следствие, маленькое количество жалоб по электоральным вопросам, достаточно высокая явка избирателей.

Голосование

Как повысить явку избирателей на выборах?

Всего голосов: 78





Видеоновости